Прощание с Архангельском

Прошло много времени, прежде чем настал день прощания с Архангельском. Это было в конце ав-густа. Раннее туманное утро. Вниз по направлению Северной Двины медленно плывет наш дизель-электроход, направляясь в Белое море. До свидания, Архангельск!

Группа пассажиров на палубе с некий мрачной грустью смотрит за уходящими зелеными берегами. У причалов лесных бирж грузятся советские и иностранные корабли.

Отличная теплая погода. Голубые просторы Белого моря освещены броским солнцем. Кажется, что плы-вем где-то в южном, теплом море. Ветер слабый, и не охото ретироваться с палубы.

Но серьезный судовой порядок диктует свои законы. Спускаемся книзу, готовим приборы к предстоя-щим измерениям. Примеряем полярную одежду: меховые полупальто и ватные костюмы, теплые унты и кожаные сапоги.

Пройдя гортань Белого моря, рано сутра вышли в Баренцево. Идущая с севера волна чуть-чуть раскачивала груженый корабль. На подходе к заливу попадалось немало ответных судов. В неясной дымке синели скалистые берега Кольского полуострова.

Приняв на борт новейших пассажиров-зимовщиков и груз для полярных станций Земли Франца-Иосифа, " Лена " покинула мурманский порт и опять вышла в Баренцево море. Погода приметно усугубилась. Резкий прохладный ветр и штормовая волна смели с палубы и разогнали по каютам пассажиров. Только отдельные приверженцы, застрахованные от мореходный заболевания, прятались за надстройками, фотографируя бурное море.

Суда ледокольного типа имеют округлые обводы подводной доли, без багажа их качает существенно сильней, чем обычные пароходы. Наш ледокольный дизель-электроход загружен вполне. Кроме различных материалов в трюмах вся палуба занята каждого рода транспортом. Здесь вмещались два понтона, моторный катер и судовой вездеход. Тут же находились баки для горючего. На палубе были построены древесные домики для скотин и свиней.

Все далее на север шел дизель-электроход. Крепчал шквалистый ветер, усиливалось беспокойство моря. Пассажиры отсиживались в каютах и в столовой не являлись. По коридору шли по ломаным чертам, от переборки к переборке, хватаясь за леера — укрепленные вдоль стенок древесные поручни. При сильном шторме мы не работали. В таковых вариантах наиболее наилучшее — лежать на собственной койке и при свете маленькой лампочки декламировать увлекательную книжку. Тогда все исчезало: ревущий ветер и надоевшая качка. По вечерам в кают-компании собирались любители кино и, сидя в комфортных, привинченных к полу креслах, забывали о шквалистый погоде. А за толстыми стеклами иллюминаторов шумели и поспешно расходились волны. Равномерно работали судовые движки. Позади корабля оставался медлительно исчезающий отпечаток.

... Все посильнее ветр. Растут волны, подгоняемые норд-остом, и под их ударами тяжко падает корабль на левый борт, опять выпрямляется и ложится на справедливый борт. Здорово качает. Бешеный ветр воет в антеннах. Временами заряды снега скрывают горизонт. По палубе переливается влага. Боцман и вахтенный матрос пристально осматривают крепления палубного багажа, который вырывается из железных тросов. Корпус корабля дрожит от работы дизелей.

Наконец широкая полоска мелкобитых льдов, плывущих навстречу дизель-электроходу, усмирила вол-ны, и зимовщики-пассажиры снова заполнили палубы, готовя фотоаппараты в ожидании вособенности краси-вых льдов. Одинокие голубые айсберги величественно проплывают мимо корабля, идущего небольшим ходом. Туман, который возник со льдами, сгущается. Земля вблизи.

Готовые проекты
Готовые проекты